Интервью с педагогом классического танца Алмазбеком Шамыралиевым

В Уфе завершается Международная летняя школа Башкирского хореографического колледжа им. Р. Нуреева. Участниками проекта стали 22 юных танцовщика и 7 педагогов из Японии. Занятия проводили ведущие преподаватели балетного искусства. Инициатором проекта выступил педагог классического танца, выпускник Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой Алмазбек Шамыралиев. Накануне редакция портала «Культурный мир Башкортостана» пообщалась с Алмазбеком Шаршеевичем.

Алмазбек, обучение детей из Японии в Башкирском хореографическом колледже им. Р. Нуреева практикуется не первый год, но в таком формате летняя школа проводится впервые. Скажите, как появилась идея создания проекта?

Я живу и работаю в Японии уже 11 лет. Будучи членом жюри балетного конкурса, я предложил администрации этого конкурса организовать летние курсы. Получив согласие от Олии Галеевны [директора БХК им. Р. Нуреева – прим. ред.], мы провели этот конкурс с прицелом на то, чтобы пригласить детей в Уфу. Итог – 22 студента.

Как давно вы сотрудничаете с колледжем? Что вас связывает?

У нас одни и те же «корни». Олия Галеевна и большая часть педагогического состава – все выпускники Вагановской Академии [Академия Русского балета имени А.Я. Вагановой – прим. ред.]. Есть педагоги, с кем я учился вместе. Альма-матер у нас общая. И у нас общие взгляды на балетную педагогическую деятельность и в целом на балет. Моя первая ученица, которая поступила сюда, она уже третий сезон работает в Ижевске, хотя ей предлагали остаться здесь. Уже седьмой год мы с колледжем имеем контакты непосредственно на профессиональной основе. Я готовлю в Японии детей и предлагаю на предмет рассмотрения дальнейшего обучения в уфимской академии имени Нуреева [БХК им. Р. Нуреева – прим. ред.].

Расскажите о периоде своего обучения. Может быть, у вас есть какие-нибудь яркие воспоминания о студенчестве?

Самые яркие воспоминания, конечно, связаны с интернатом. Мы все были приезжие. Это самый яркий отрезок нашей жизни в Академии. Тяжело было учиться. Мы вставали в 7 часов, приходили не раньше семи вечера. У нас был очень строгий график, по 9 уроков каждый день в течение восьми лет. У нас у всех есть общие учителя. Я обучался в Академии два раза – как артист балета и как педагог – у одних и тех же педагогов. Моим преподавателем-методистом была Ирина Александровна Трофимова – старейший педагог России, ей 92 года, она с 18 лет преподаёт в Вагановской Академии. Также я учился у Натальи Станиславовны Янанис, Ирины Георгиевны Генслер, Адоля Сагмановича Хамзина. Все эти педагоги в возрасте, им уже за 80, но их знания бесценны. Важно, что есть преемственность. И я надеюсь, что я оказался неплохим учеником. Их знания я буду хранить, они будут помогать мне самому и в будущем, и в настоящем, в возможности раскрывать себя как педагога. Мне кажется, педагогическая деятельность не имеет границ в развитии.

Алмазбек, как Вы попали в балет?

Я родом из Киргизии. У нас в семье десять детей, я предпоследний. С балетом связана ещё моя сестра, которая на год старше. Однажды я отдыхал в горах, у дяди. Дошла новость, что приехала комиссия, и мою сестру отобрали. Это меня подстегнуло, я сам подготовился, растянулся. Мама боялась отпускать младшую дочь одну, поэтому попросила взять и меня, «в нагрузку». Оказывается, у меня были неплохие данные: выворотность, растяжка, стопа, гибкость. И мы с сестрой поступили во Фрунзенское хореографическое училище, через год я поступаю в Ленинградское хореографическое училище им. Вагановой, а ещё через год после меня моя сестра поступает в школу-студию Игоря Моисеева. У нас два основных направления: классический балет и народно-характерный танец.

Всю жизнь свою я протанцевал в Петербурге: в Михайловском театре, Театре балета им. Якобсона, большую часть своей артистической карьеры – у Бориса Яковлевича Эйфмана. В общей сложности я проработал 15 лет и как солист вышел на пенсию. Последние пять лет я параллельно учился на педагогическом факультете, защитил диплом. Сперва я был ассистентом в Вагановской академии у Бориса Яковлевича Брегвадзе. После этого был приглашён в качестве педагога классического танца в средних и старших классов. А потом приехали японцы, сделали предложение. Ну и я подумал, что Япония тоже интересная страна.

Что Вы можете сказать о японском и российском балетном искусстве?

Балет очень любят и там, и здесь. Ну, а с профессиональной точки зрения, российский балет – флагман мирового балета во всех отношениях: в плане обучения, в плане методики преподавания, в плане наследия. Если посмотреть на весь репертуар балетный, классический, то он был создан на сцене Мариинского театра великими хореографами, такими как Петипа, Фокин. И даже приглашённые иностранные мастера создавали свои шедевры на сцене Мариинского театра.

В Японии в этом смысле очень ценят классический балет. Они его просто обожают. Но есть некоторая трудность, что у них нет профессиональных традиций, в первую очередь педагогических. Потому что дети имеют возможность уехать за границу учиться, а у взрослых людей, к сожалению, нет такой возможности. Страна очень динамичная и отрываться ради получения знаний – они себе не могут такого позволить. И в этом плане есть некоторые педагогические огрехи. Ну и я пытаюсь их исправить, будучи в Японии. Во-первых, в детей, которые наиболее способны, вкладываю знания именно по вагановской методике и готовлю их не столько физически, сколько психологически умственно. Чтобы они понимали, о чём идёт речь, попадая в нашу систему образования. Вагановская методика – самая сложная из всех, что есть на свете, но она самая логичная. Из-за этого, в принципе, и получается результат. В других школах методики разрозненные, у них нет общей концепции. А вагановская методика очень концептуальна, и в то же время она развивает в человеке все возможности. Если ученик получил вагановское образование, то он сможет станцевать любую вещь, начиная от классики и заканчивая модерном. Если брать любую западную школу, например, американскую балетную школу. Они могут прекрасно станцевать свои вещи, к примеру, неоклассику Баланчина, но станцевать так, как поставил Петипа – Аврору из «Спящей красавицы» или же Одиллию-Одетту из «Лебединого озера», это, конечно, будет немного далеко от истины. Наша методика, вагановская, даёт возможность человеку профессионально полностью развиться, во всех отношениях.

Есть желающие продолжить такое образование, и они здесь. Эти дети, которых мы привезли, возможно, будущие ученики Нуреевской академии.

Как дети реагируют на участие в Международной летней школе?

Если вы знаете, японское общество очень закрытое. Я смотрю на них и вижу, что здесь, в чужой стране, без всякого рода японских условностей, они себя чувствуют очень комфортно. Для них это очень интересно, ново, в Японии всё немного по-другому. Самое главное, они здесь обучаются у профессиональных педагогов. Это самое важное, почему я затеял этот курс, потому что я хочу показать балетному миру Японии, что существует и другой мир, более профессиональный, чем в Японии. Привить им понятие о том, что балет – это не прихоть. Это, в первую очередь, серьёзное искусство. Через такие летние курсы дети начинают понимать, что это совсем иное, нежели то, что им преподносят в Японии. У них с танцем там все нормально, их обучают балету. Другое дело, что уровень совсем иной, не сравним с нашим. В Японии очень острый дефицит профессиональных педагогов, их почти что нет. Насколько я знаю, сейчас я единственный педагог с профессиональным образованием по вагановской методике на всё Токио, имеющий опыт работы в этой сфере. Поэтому я думаю, что этим детям очень повезло.

С другой стороны, здесь помимо них есть российские дети. Они общаются, смотрят на них и они видят результат обучения по вагановской методике на наших детях. Это для них тоже очень полезно. А японские дети, что в них хорошо: они полностью отдаются. Нет такого, что я сегодня хочу, а завтра не хочу. Надо, так надо. Я, как педагог, очень благодарен японским детям за то, что все мои замечания они исполняют моментально. В принципе, поэтому у меня и есть результаты с японскими детьми. Самая яркая моя ученица является первой танцовщицей из Японии, с кем заключил контракт Мариинский театр. Также есть ученица, с которой заключил контракт театр Ла Скала. Это их труды, я, конечно, им помогаю, но они в этом смысле очень трудоспособны. Поэтому я думаю, что ребята за 10 дней очень много возьмут, они впитывают всё очень хорошо, как губка. Будут ли они это дальше использовать, не растеряют ли, будучи в Японии. Посмотрим, какая будет у них реакция. Если будут пожелания, может они на следующий год обратно приедут, я этого не исключаю. Они ценят, что они здесь получают.

Что ещё входит в программу Летней школы, помимо обучения детей?

Помимо ученической программы у нас есть педагогическая. На три дня мы расписали методику классического танца, методику характерного танца и разучивание вариаций из балетов в оригинальной постановке. Мы хотим показать, как было изначально поставлено. Педагоги очень заинтересованы в обучении.

Как вы считаете, проект будет продолжаться?

В первую очередь, я хочу, чтобы этот проект успешно завершился. Мы хотим этот проект продолжить, чтобы дети из России поехали в Японии. Может быть мы будем делать совместные проекты, не просто гала-концерты, а именно спектакли. Желания и возможности большие. Самое главное, это сейчас воплотить. Чтобы между Японией и Башкирией сложились очень тесные балетные связи.

Динара Юзлекбаева

logoyaz

Акция «Мой язык – язык дружбы. Минең телем – дуҫлыҡ теле»

Приглашаем к участию в акции «Мой язык – язык дружбы. Минең телем – дуҫлыҡ теле».

Желающим принять участие в акции необходимо разместить заявку в группу «Вконтакте».


Интернет - портал "Культурный мир Башкортостана" учрежден по поручению Главы Республики Башкортостан от 18 июля 2011 года и реализует свою деятельность при поддержке Министерства культуры Республики Башкортостан, ГАУКиИ РБ "Башкирская государственная филармония им. Хусаина Ахметова", ГБУК РБ ГКЗ «Башкортостан».

© 2016 All Rights Reserved. Designed By HunterWeb.ru

Контакты редакции

E-mail: kmb.rb@yandex.ru